Чернобыль, Фукусима, раствор Люголя и рак щитовидной железы

Печальные события, связанные с аварией на атомной электростанции Фукусима, вновь дали повод «люголевой» истерии. Также в этой статье описано наличие прямой взаимосвязи между чернобыльской катастрофой и раком щитовидной железы глазами опытного эндокринолога.

Обратите внимание, что это перевод статьи польского врача. Поэтому в первую очередь статистика касается именно Польши, хотя есть некоторые данные и по другим странам, в частности бывшего Советского Союза.

Поисковые системы, например «Google», выдают пользователю массу различной информации при попытке найти что-то о последствиях чернобыльской катастрофы. Что интересно – даже авторитет учреждения, важные функции или научные звания не защищает от ошибок, а порой и от незнания темы.

Но не стоит принимать взгляды различных левацких организаций, заявляющих о десятках тысяч смертей и опасности атомных электростанций. Ведь с другой стороны, если не атомная энергия, то что тепловая? А как же тысячи тонн ароматических углеводородов, выбрасываемых из труб угольных электростанций? Также можно сослаться на информацию современных специалистов о росте заболеваемости раком щитовидной железы, как не представляющем особой важности явлении, возникшем за счет улучшения методов диагностики. Хотя такая точка зрения не полностью правдива.

Последствия радиации

Как известно, в ходе ядерных аварий происходит попадание в окружающую среду радиоактивных изотопов йода, из которых наибольшее значение имеет J131 – изотоп с периодом полураспада около 8 дней, испускающий бета- и гамма-излучение. Йод же, поступая в организм, активно захватывается и «хранится» в щитовидной железе. Территория Центральной и Восточной Европы – области с низким содержанием йода в пищевых продуктах, воде и окружающей среде, поэтому случаи дефицита йода у проживающих здесь людей не являются редкостью. Это приводит к большему накоплению радиоактивного йода, который хранится в процентном соотношении к общему йоду, находящемуся в железе, а затем выводится организмом. Таким образом, поглощённая доза (определяется как соотношение энергии, поглощённой тканью, к массе ткани) для щитовидной железы может быть на несколько порядков больше, чем рассчитанная поглощённая доза для всего организма. Сочетание этих двух характеристик – тенденции к концентрации радиоактивного изотопа и довольно длительный период полураспада – вызывают проблемы со щитовидной железой после поглощения J131.

Литература определяет рост заболеваемости раком щитовидной железы после аварии Чернобыльской АЭС в бывшем Советском Союзе примерно на 4000-5000 случаев на загрязненных территориях России, Украины и Белоруссии. Случаи смертей, вызванных раком щитовидной железы, к счастью, невелики – их можно оценить как 1-2% от общего числа больных этой патологией. В некоторых случаях удаётся лишь стабилизировать общее состояние пациента с риском прогрессирования заболевания.

Часть из этого роста заболеваемости связаны с улучшение методов диагностики, ошибочным диагнозом, а также охватом населения, которое до этого не проходило тщательного обследования. Однако не верно мнение, что рост встречаемости рака «щитовидки» – всего лишь заслуга развивающейся диагностической сферы, как это описано, например, на портале atom.edu.pl.

Автор той статьи обосновывает свою точку зрения наличием «немого» (скрытого) рака щитовидной железы, являющегося формой, которая присутствует, но не наблюдается существенного ее прогрессирования и увеличения размеров, не вызывает никаких симптомов. Частота такой патологии может действительно достигать 10% и более, но обнаруживаются они во время патологоанатомического исследования умерших людей по различным причинам. Данный рост заболеваемости раком щитовидной железы автор представляет как явление обнаружения этого «немого» рака, который в другой ситуации не был бы замечен, и мол это ошибочно связывают с аварией. В качестве обоснования он приводит пример резкого роста частоты рака щитовидной железы сразу после аварии на ЧАЭС, в то время как процесс канцерогенеза занимает больше времени.

Но можно не согласиться с таким мнением по следующим причинам:

  • Приведена частота «немого рака» у лиц, умерших «естественной» смертью, то есть их средний возраст составлял 70-80 лет. Частота рака щитовидной железы увеличивается с возрастом, следовательно, отсюда такой высокий процент заболеваемости раком щитовидной железы, ведь чем общество старше – тем рака больше. В то же время, авария на ЧАЭС затронула детей и лиц молодого возраста. Рак щитовидной железы обнаруживается у детей зачастую бессимптомно, и это никак не «немой рак», обнаруживаемый при вскрытии 70-летних людей. Никто нигде не обнаружил такого высокого процента «скрытого» рака у детей, даже в самых «вдохновлённых» исследованиями аварии на ЧАЭС странах Европы.
  • Случаи рака щитовидной железы у детей постсоветского пространства – это также более злокачественные формы, например папиллярная. Эта форма не «немая», и ее присутствие у детей за пределами зоны радиоактивного поражение является очень редким.
  • Заболеваемость раком щитовидной железы у детей в некоторых районах Беларуси (околицы Гомеля) выросла в сравнении с таковой в других странах (ниже 1/100 тыс. человек в год) – к 4 у детей в возрасте 0-14 лет и к 12 у подростков 15-18 лет. Таких изменений не зафиксировано в других областях.
  • Это неправда, что отрицающий связь с аварией резкий зафиксированный рост рака щитовидной железы произошел сразу после нее. Он происходил постепенно, имея свои пики в конце 90-х – начале 2000-х годов у детей и подростков, то есть полностью в соответствии с ожиданиями.

Вышеуказанная статья из портала ссылается на доклад Чернобыльского форума (Украина, Беларусь, РФ, ФАО, МАГАТЭ, ПРООН, ЮНЕП, НКДАР ООН-УКГВ, ВОЗ, Группа Всемирного банка). Если этот доклад в действительности принимает рост заболеваемости раком щитовидной железы (после аварии ЧАЭС) за увеличение случаев обнаружения «немого» рака при аутопсиях, то возникает вопрос о компетентности его авторов в области медицины.

Трудно поверить и представить, что представители таких организаций могут предоставлять ошибочные или необъективные данные. Да, к сожалению, такое иногда происходило. Это были дни дружбы между народами, когда на олимпиаде по антидопинговый комитет борьбе под председательством князя де Мероде не обнаружила допинга у спортсменов СССР и ГДР. В настоящее время международные институты больше не обращают внимания на национальность при наличии преступления.

Профессор-эндокринолог J. Nauman нашел отчет НКДАР ООН (Научный Комитет организации Объединенных Наций по вопросам последствий атомного излучения) 1988 года, прогнозирующий рост заболеваемости раком щитовидной железы на 28-40 случаев.

Остается вопрос о заболеваемость раком щитовидной железы на территории ближайших стран Европы, подвергшихся радиоактивному излучению после ЧАЭС. Увеличение обнаружения рака щитовидной железы после 1986 года является значительным, но это касается в основном взрослых. Отчасти это связано с ростом «диагностическим», благодаря всеобщей доступностью УЗИ, но, в первую очередь, это можно объяснить ухудшением йодной профилактики в 80-е годы (речь о Польше). Структура заболеваемости значительно отличается от наблюдаемой на территории СССР. Имеется большой процент фолликулярного рака, что связано только с дефицитом йода.

Среди детей в Польше зафиксирован рост заболеваемости, но не такой масштабный, как в СССР (средняя заболеваемость 0,68/100 тыс., из которых 20% – фолликуллярный рак). В последующие годы до 1995 пик заболеваемости был наверняка, но не был предложен (насколько известно автору) надежный статистический метод, позволяющий определить процент заболеваемости до аварии на Чернобыльской АЭС.

Последний вопрос – это целесообразность профилактики йододефицита с помощью раствора Люголя, то есть йода и йодида калия. Высокие дозы йода, полученные из окружающей среды, приводят к тому, что щитовидная железа на короткий срок перестаёт вырабатывать тиреоидные гормоны. В мировой литературе это явление называется эффектом Вольфа-Чайкова.

Мнения современных ученых о профилактике йодом расходились. Одни считают её тогда после аварии нецелесообразной, другие – наоборот. Кто прав? Имеются данные о эквиваленте поглощенной дозы у детей для оценки ткани щитовидной железы – 2.5 — 65 мЗв (результаты из наиболее подверженных проблеме областей, опирающиеся на незначительное количество исследований и ретроспективное моделирование). Это значительно меньше, чем на территории СССР, подвергнутой излучению после аварии ЧАЭС, где бесчисленные работы дают значения порядка 0,5-1 Зв, а в районе Гомеля – до двух десятков Зивертов. Учебники ядерной медицины пишут о 2-3-кратном росте заболеваемости раком щитовидной железы у детей, но начиная с поглощенной дозы 0,1-0,2 Гр (как лишнюю подробность опустим сравнение Грея и Зиверта, который включает в себя и биологический эффект излучения, а не только энергию).

С другой стороны, дети, которым анализировали поглощённую дозу – были охвачены программой «Люголь» проведённой 28-30 апреля 1986 года. Реактор чернобыльской катастрофы выпускал изотопы йода, по крайней мере, до 7 мая. Основной источник воздействия J131 это не только воздух, но и продукты питания, прежде всего молочные, таким образом, риск воздействия было отсрочен. Дефицит йода, возростающий из-за отсутствия профилактики, увеличивает риск заражения радиоактивным йодом, особенно у детей. Не имело возможности выполнить полностью достоверное исследование, так как множество детей учавствовали в программе «Люголь».

Среди взрослого населения раствор Люголя приняли около 30% жителей, но показатель заболеваемости был у них похож с той группой людей, который не проводили такой профилактики. Дискуссия о растворе Люголя, целесообразности и эффективности его приема также является нерешенной.

Какие последствия наплыва радиации из Японии после аварии? Стоит на время остановить обсуждение, пока радиоактивное облако покроет все огромные пространства, включится в пищевую цепь человека (трава – корова – молоко – молочный завод – склад – супермаркет – кладовая – холодильник – потребление), после чего радиация оставит след. Роль играет наличие эпидемии дефицита йода, которая решена не во всех странах.

К тому же в Японии не было неконтролируемой цепной ядерной реакции, что происходит из-за разогрева реактора путем вторичного радиоактивного распада (до 7% мощности реактора), взрывов водорода, полученного в процессе термического разложения воды, а также разгерметизацией установки. Таким образом, количество излучаемого йода-131 значительно меньше, чем в случае с ЧАЭС.

Послесловие

Некоторые вопросы, описанные в тексте, требуют более обширного объяснения. Не все было сформулировано четко, было много дезориентирующих мыслей, а некоторые проблемы были обработаны слишком лаконично и не приблизились к объяснению сути.

Какая была доза поглощённого радиоактивного йода после аварии на ЧАЭС?

[Речь о Польше] Исследования показали огромную вариабельность поглощенной дозы даже среди населения одних и тех же территорий. Это связано с тем, что наиболее важным источником J-131 в щитовидной железе была пища, в первую очередь, молоко. Его потребление неравномерно, как и уровень зараженности, зависящий от условий получения и длительности хранения. В целом в Польше наиболее уязвимыми были северо-западные регионы, поглощенная доза в группе детей была в несколько раз выше, чем среди взрослых. В районе г. Остроленка у детей в возрасте 5-10 лет, по оценкам, средняя доза составляла 72,5 мЗв, но стандартное отклонение до ± 55,7 мЗв. Кроме того в околицах Остроленка средняя доза не превышала 55 мЗв, например, Варшава – 10,7 мЗв, SD ± 5,4 мЗв.

Как раствор Люголя снизил поглощение радиоактивного йода?

Обозначения радиоактивности до и после приема раствора Люголя демонстрируют более низкую активность примерно на 45% у людей, которым давали препарат на день ранее. Это связано с естественным постепенным снижением радиации, выведением йода и предотвращением поглощения J131 благодаря приему раствора Люголя и соблюдению рекомендаций по прекращению употребления определенных пищевых продуктов. Научное моделирование показало, что поглощаемая доза радиоактивного йода снижается примерно на 30% после приема раствора Люголя, а также при отказе употребления отдельных продуктов. Нельзя, однако, моделировать поведение человека, предвидеть его употребление молока, соблюдения рекомендаций, касающихся запрета на выпас скота и т. д. Чернобыль выпускал J-131, по крайней мере, до 7 мая, нетрудно представить себе, что люди вернулись к выпасу скота и употреблению молока. Поэтому нельзя относиться к упомянутым моделированиям как к полностью отражающим реальность. В районах, которые оказались наиболее пострадавшими, было проведено несколько измерений, результаты которых оказались также весьма изменчивы.

Каким образом йод-131 влияет на развитие рака щитовидной железы?

J131 применяется в медицине на протяжении многих десятилетий. Авария на Чернобыльской АЭС подтвердила предыдущую информацию о существующей, но умеренной опасности J131 для детей. Рост заболеваемости раком щитовидной железы имеет линейный характер в зависимости от дозы, риск заболеть в облученной группе по сравнению с контрольной группой (точнее ERR – превышение относительного риска) был оценен на уровне 5 на 1 Гр (Грэй). Рак щитовидной железы у детей является редким заболеванием. Статистически значимое увеличение заболеваемости появляется при поглощённой дозе выше 0,1 Гр.

Как можно оценить рост частоты рака щитовидной железы после аварии ЧАЭС в Польше после массового приёма раствора Люголя?

Так как большинство детей в Польше было подвержено облучению в дозе ниже 50 мЗв, то значение этого фактора минимально. Точные результаты приема раствора Люголя невозможно оценить по причинам, указанным выше – непредсказуемость поведения человека. Если кто-то пил молоко, полученное от крупного рогатого скота, выпасенного на открытых пространствах – значение раствора Люголя нельзя отрицать, его использование могло иметь большое значение.

Как объяснить распространенное мнение профессора Яворского в СМИ, что в свете сегодняшних знаний в использовании Люголя в Польше не было необходимости?

Из работы профессора, опубликованной в журнале Dose Response следует, что он не нашел значимой связи заболеваемости раком щитовидной железы и J131. Воздействие этого радиоактивного йода в большинстве польских регионов действительно незначительно, но зафиксированны также единичные случаи поглощенной дозы до 200 мЗв, а значит – существенной для заболеваемости. Кроме того (как описано выше), не могут точно определить, какой должна быть поглощенная доза для развития болезни без использования Люголя. Следовательно, неспособность оценить преимущества использования Люголя и незначительная связь заболеваемости на рак щитовидной железы с Чернобылем не означают, что действительно не было необходимости.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *